ФИЛОСОФИЯ ПЛЮШЕВОСТИ

cover - phylosofia plushevosti

Скачать бесплатно pdf:    ФИЛОСОФИЯ ПЛЮШЕВОСТИ

Послушать бесплатно аудиокнигу

https://m.knigavuhe.org/book/filosofija-pljushevosti/

ПРЕДИСЛОВИЕ

Практически всю свою жизнь автор употреблял слово «плюшевость», думая, что его понимают. Он написал немало книг, где упоминал это понятие. Это и его ранние сказки о Зайке и Мишке, сказка о Медвежке и сказка о Лампадке, Ложечке и вечерних дождях.

Потом на ту же тему автор явил миру трехтомную эпопею о Маськине.

Но недавно, к искреннему удивлению автора, оказалось, что толковые словари не знают переносного значения «плюшевость» и определяют это слово как нечто имеющее отношение к плюшевой ткани, плюшу, или к игрушкам, сшитым из такой ткани.

Автор полагал, что «плюшевость» в переносном значении известна людям, но строгая проверка показала, что это лишь плод воображения автора.

Понятие плюшевости (в переносном смысле) формировалось в  авторе постепенно, с детства. Оно означало для него милое ласковое доброе отношение, и ему казалось, что он не одинок в этом своём понимании. Что ж, он ошибался.

После того, как автор перепробовал все вообразимые и не очень способы справиться с этой жизнью, которая оказалась для него непосильно тяжела, хотя объективно в ней ничего такого и не происходило, то он вернулся к этому своему понятию «плюшевости» и осознал, что это единственное, что может его спасти от отчаяния и небытия.

Конечно, автор ожидает самые негативные реакции на его труд о плюшевости. Обвинения в идиотизме, сумасшествии, да и просто грязные ругательства. Но автор не винит своих обидчиков. Он вообще ни в чём не винит людей. Будучи брошенными в этот отвратительный, безысходный, жестокий мир они просто не могут быть другими. Ничего, кроме жалости и бережного внимания, к ним испытывать не следует. Это противоречит плюшевости, а плюшевость, по крайней мере для автора, является последней защитой от бездны.

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПЛЮШЕВОСТИ

Плюшевость – это система ценностей, представлений и действий, имеющая в своей основе ласковое и  доброжелательное отношение ко всему и ко всем, отсутствие всяческой злобы, ненависти, зависти и враждебности.

Плюшевость игнорирует неразрешимость проблем этого мира и направлена на создание максимального уюта «здесь и сейчас». Плюшевость позволяет мысленное преображение прошлого и будущего в чрезвычайно добрую историю, намеренно отметая и игнорируя всё отвратительное и трагическое.

Это достигается тем, что плюшевость даёт оценку всему злому как дурному сну, не имеющему основы в настоящем бытие, а всё доброе, наоборот, принимает форму реальности, даже если таковой и не является.

Плюшевость, как и всё прочее доступное нашему мышлению в этом мире, является иллюзией, но иллюзией абсолютно позитивной, не допускающей никаких отрицательных тягостных мыслей, разрушительных намерений и злых поступков.

Плюшевость не допускает возможность реального существования зла и предполагает только позитивное и доставляющее радость существование.

Плюшевость является средством против отчаяния, обычно вызываемого угрюмостью, безысходностью и трагичностью мира, в котором мы вынуждены жить.

Плюшевость представляет собой своего рода дамбу, защищающую наш внутренний мир от разрушительных волн внешних и внутренних противоречий. Безусловно, в какие-то моменты эту дамбу прорывает, но надлежит её упрямо восстанавливать, дабы сохранять плюшевость внутренней нашей среды.

Плюшевость не является синонимом счастья, а является средством, своеобразным методом его достижения.

Плюшевость есть мысленное возвращение в детское состояние, но не беспомощности и страха, а в иллюзию покоя, уюта и защищённости.

Плюшевость не предполагает существования таких понятий, как возмездие, выгода, обман.

Плюшевость не совместима ни с одной религией или философской концепцией, потому что они пытаются отразить мир со всей его многогранностью, в то время как плюшевость не только не делает такой попытки, а намеренно и осознано игнорирует и отбрасывает такие понятия, как предательство, ненависть, похоть, насилие, смерть. Плюшевость заставляет вести себя и жить так, словно таких понятий в нашем мире не существует и даже не может существовать.

Она не пытается им противостоять, их объяснить, искоренить. Плюшевость просто игнорирует их существование и даже саму их возможность. Если плюшевость не в состоянии защитить от реалий этого мира, то она в первый же момент даёт всему плохому интерпретацию привидевшегося кошмарного сна, который следует полностью забыть.

 

 

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ПЛЮШЕВОСТИ

Практика плюшевости состоит из поступков. Плюшевый поступок — сознательное действие, реализованный акт свободной воли умножать плюшевость во вселенной.

Содержание плюшевого поступка определяет ласковость и неагресивность поведения, умножение добра и игнорирование зла.

Плюшевый поступок — сознательное действие, оцениваемое как акт нравственного самоопределения как плюшевого безобидного существа. Поступок является проявлением плюшевой личности в своем плюшевом отношении к другому человеку, себе самому, группе или обществу, к природе в целом и Богу.

Мотивы и цели плюшевого поступка соответствуют плюшевому осознанию мира и ведут к умножению плюшевости, ласковости и добра в мире. Например, можно спеть веселую песнку или подарить всем окружающим если не ромашки, то хотя бы улыбки. Сварить другу манной каши, помочь, поддержать, развеселить, отвлечь от неприятных мыслей. Не сердить и не осуждать никого. Радоваться всем, как весеннему солнышку. Все это представляет собой совокупность плюшевых поступков.

Не следует допускать дурных, тягостных мыслей, нужно относиться к ним как к страшным снам, которые необходимо немедленно забыть. Если обстоятельства жизни оставляют желать лучшего, то после острой фазы страдания следует постараться представить, что ничего не произошло, что все ласково и плюшево, а причина страданий иллюзорна и не более чем страшный сон, который следует немедленно забыть.

 

ПЛЮШЕВОСТЬ КАК РАЗНОВИДНОСТЬ ЭСКАПИЗМА

Эскапизм — избегание неприятного, скучного в жизни, особенно путём чтения, размышлений и т. п. о чём-то более интересном и приятном; уход от обыденной реальности в инобытие, инореальность, иномирие; бегство от действительности.

Безусловно, плюшевость – это попытка уйти от реалий этого мира. Но нетрудно доказать, что всякий индивидум живет в некоей своей реальности, и поэтому супергерой, гонящийся за преступником, такой же эскапист, как и плюшевый медведь, мечтательно глядящий в окно на лужайку, где резвятся зайки.

Любая активная деятельность (карьера, искусство, спорт, мода, ролевые игры, секс, религия и т. д.) может стать способом эскапизма, если человек использует её в качестве компенсации неразрешённых личных проблем. Трудно представить себе личность, у которой все проблемы решены. Человек и мир, в котором он живет, созданы таким противоречивым образом, что без определенного трагизма ни в одной жизни обойтись нельзя. Конечно, можно этот трагизм попытаться игнорировать. Но в этом и будет проявление эскапизма.

Способом эскапизма может стать и пассивная деятельность (просмотр фильмов, чтение книг, видеоигры, опьянение, медитация и т. д.). Эскапизм может проявляться как в виде физического ухода от мира (в глухие деревни, труднодоступные регионы), так и без этого — когда при отсутствии изоляции от общества человек перестаёт проявлять интерес к известным ему и принятым в обществе ценностям, предпочитая мир своих грёз.

Эскапизм не является болезнью и не занесён ни в какие медицинские справочники.

Писатель и литературовед Джон Толкин в своих трудах рассматривал бегство от реальности во «вторичные миры», порождённые воображением и литературой, как явление сугубо положительное, дающее утешение и удовлетворение. Он считал, что «бегству» в литературе служат счастливые финалы и неожиданные спасения героев. В своих книгах он воплощал эти идеи, и по сей день многие поклонники Толкина (толкинисты) «переселяются» в вымышленный им мир, отождествляя себя с персонажами. Друг Толкина Клайв Льюис, соглашаясь с ним, добавлял, что «сбегают» обычно из тюрьмы, каковой для людей творческих является обыденность.

В современном мире новые технологии и массовая культура дают огромное множество способов бегства от реальности: компьютерные игры, интернет, виртуальная реальность, кино, телевидение. Особый интерес психологов и социологов вызывает феномен онлайновых ролевых игр, в которых игроки полностью погружаются в вымышленный мир.

Зигмунд Фрейд считал эскапическое фантазирование неотъемлемым элементом жизни человека: «Жизнь, как она нам дана, слишком тяжела для нас, она нам приносит слишком много боли, разочарований, неразрешимых проблем. Для того, чтобы вынести такую жизнь, мы не можем обойтись без средств, дающих нам облегчение.

Итак, мы установили, что плюшевость является разновидностью эскапизма и что попытка убежать от болезненной действительности не является патологией, а наоборот, представляет собой нормальный защитный механизм нашей психики.

Более того, попытка бегства с помощью нашего воображения и особого образа жизни весьма распространена.

В чем же особенность плюшевого эскапизма?

Дело в том, что иногда, убегая от некой действительности, человек попадает в тиски еще более тяжелой воображаемой среды, которая его может доканать.

Плюшевость же создает наивный, но в то же время и хитренький мир, в котором ничего нам не угрожает, все в нем вечно, ласково и нам в нем хорошо.

 

ПЛЮШЕВОСТЬ КАК СОЛИПСИЗМ

Солипсизм — философская доктрина и позиция, характеризующаяся признанием собственного индивидуального сознания в качестве единственной и несомненной реальности и отрицанием объективной реальности окружающего мира. Может рассматриваться как крайняя форма субъективного идеализма.

Плюшевость не настаивает, что создаваемая ей воображаемая среда обитания является объективной реальностью, но в то же время ставит под большое сомнение общепринятую реальность, которая все-таки так или иначе является результатом нашего общественного воображения.

Логическим основанием солипсизма служит суждение, согласно которому единственная реальность, существующая достоверно, — это собственное сознание (которое доступно человеку непосредственно) и ощущения (которые также воспринимаются непосредственно).

Вопрос адекватности отображения окружающего мира в нашем сознании всегда упирается в вопрос о достоверности восприятия; если ощущения достоверны, то мир таков, каким мы его видим, но достоверность ощущений мы не можем доказать бесспорно, ибо, кроме ощущений и сознания, нам ничего не доступно непосредственно. В таком случае можно предположить, что ощущения искажены либо порождены нашим же сознанием, а окружающий мир совершенно не таков, каким мы его видим, либо даже вовсе не существует.

Но плюшевость не настаивает и не собирается лишать всех окружающих права и возможности верить, что и их воображаемая реальность реальна, пусть себе думают, лишь бы поменьше мешали плюшевости устраивать свой ласковый и плюшевый мир. К сожалению, это случается довольно часто…

Но поволновавшись мы принимаемся за плюшевость, все дурное воспринимаем и забываем как страшный сон и живем уютно и весело дальше.

В этике термином «солипсизм» обозначают крайние формы эгоизма и эгоцентризма.

Эгоистично? Аморально? Беспринципно? Непрогрессивно? А сойти с ума от горя и страха этого мира было бы лучше ? Пусть хоть кто-то, пользуясь плюшевостью, попытается быть более или менее счастливым. Хотя бы в рамках собственного воображения.

 

 

ПЛЮШЕВОСТЬ И ПРОБЛЕМА СВОБОДЫ ВОЛИ

Вопрос свободы воли очень важен в философии и религиозных учениях. В философии плюшевости наличие или отсутствие свободы воли не имеет значения. Безусловно, выбор поесть малиного варенья или клубничного, при условии, что оба имеются в наличии, принимается нами свободно. Мы это чувствуем и знаем. А разглагольствования, что мы обречены выбирать тот или иной вид варенья и мы не свободны в выборе, может, и верны с логической или какой-нибудь еще точки зрения, но совершенно бессмыслены в плюшевом состоянии.

Плюшевость предполагает и постулирует, что на определенные вещи у нас есть выбор, а на другие у нас выбора нет. Единственное, что мы можем – сказать, если нам что-то не нравится, или промолчать, и это тоже выбор.

Плюшевый выбор всегда склоняется в сторону добрых и ласковых решений, кроме того, интенсивное задействование плюшевого воображения позволяет почувствовать себя уютно, даже когда на это не слишком много оснований.

 

ПЛЮШЕВОСТЬ И ДОКАЗАТЕЛЬСТВО БЛАГОСТИ БОГА

Доказать, что Бог есть, что Он добр и любит нас – непросто. Проблема, что Всеблагой и всесильный допускает возможность зла в созданном им мире, не теряет своей остроты. Объяснение, что это не нашего ума дело и что всякое страдание идет на благо, многих,  мягко говоря, не удовлетворяет. Тысячелетия эти вопросы волновали философов, теологов да и многих простых людей.

Но Плюшевости неважно, как там оно на самом деле.

Для плюшевости Бог есть, Он – добрый, и он любит нас, то есть не является врагом или равнодушным, а как раз является что ни на есть самым лучшим  другом.

С этим уютно и хорошо жить. Да, возможно, мы уподобляемся Панглоссу, персонажу философского романа Вольтера «Кандид». Панглосс утверждает, что наш мир лучший из существующих или даже возможных миров. Обстоятельства и события романа упорно доказывают обратное. Ну и что, Вольтер? Стало тебе легче с твоей правдой жизни?

Панглосс так Панглосс. Выиграл себе часок другой плюшевого спокойствия и отдохновения – и слава Богу. А что там было, что там на самом деле, и что там еще случится – наша дело маленькое. Сидим, примус починяем.

 

ПЛЮШЕВОСТЬ И РЕЛИГИЯ

Плюшевость не является религией. Это просто попытка справиться с постоянным бременем существования. Плюшевость не претендует на то, что она имеет ответы на основные вопросы бытия.

Далее следует разъяснение отношения плюшевости к разным религиям.

 

ХРИСТИАНСТВО

Плюшевости страшно, почему Бог должен быть распят. Плюшевости не хочется страдать. Ей всех жалко. Она всех хочет напоить чаем и угостить печеньем, – и Христа, и Иуду, и Понтия Пилата.

Плюшевости хочется, чтобы все были розовые и счастливые. Она не вопрошает, почему Всемогущий Бог не мог или не захотел все так ласково устроить.

Плюшевость наоборот считает, что так все и устроено, а все плохое и страшное – это страшный сон, который надо немедленно забыть.

Плюшевость вобрала в себя многое из христианства. Никого не судить, не обижать, не противиться злу, всех любить.

Но плюшевость не смогла справиться с трагичной сутью христианства, необходимостью нести свой крест, а потом восходить на него. Это слишком больно и обидно. И плюшевость этого не выдерживает.

 

ИУДАИЗМ

Плюшевости страшно читать Ветхий Завет. Там много всякого страшного написано. Плюшевости не нравится соблюдать всякие традиции. Если плюшевости хочется печь пироги в субботу, то она это делает, несмотря на запреты.

Еще плюшевость не различает, кто еврей, а кто не очень. Плюшевость всех любит и жалеет одинаково.

 

ИСЛАМ

Плюшевости страшно читать Коран.  Там тоже много страшного написано. Очень все неплюшево. Плюшевость не любит становиться на колени. Плюшевость не хочет по пять раз в сутки молиться на Мекку. Плюшевости не нравится джихад.

Плюшевость с радостью бы напоила всех фанатиков чаем и попыталась бы уговорить их не фанатичничать, но если у нее это не получается, то плюшевости пофиг. Никаких террористов нет. Все приснилось и забылось.

 

БУДДИЗМ

Плюшевости нравится буддизм, потому что буддисты, как правило, не дерутся, но не нравится, что необходимо переставать что-либо желать. Это трудно и обидно. Так и чаю не попьёшь.

 

 

ЧТО БЕСИТ АВТОРА И  КАК С ЭТИМ СПРАВЛЯТЬСЯ С ПОМОЩЬЮ ПЛЮШЕВОСТИ

 

 

ПРИРОДА

Самая главная насильница – это природа. Именно она заставляет нас делать и желать всё, что мы делаем и желаем. У нее свои пастушьи интересы, – чтобы мы ели, пили, размножались и вовремя дохли. И вокруг этих пустых отвратительных надобностей крутится вся наша человеческая философия, нравственность, религия…

Автору претит, что любой его поступок так или иначе продиктован природой. Он хочет восстать против природы, но и это восстание, оказывается, природой загодя учтено…

Вообще, понимать и помнить, что мы всегда находимся во власти природы, человеку необходимо. Надо стараться не поддаваться уж совсем этой злой и пагубной природе. Эдакий шаг к тихому природному неповиновению.

Плюшевость здесь подмога. Плюшевость не зависит от природы и находится вне ее. Окунувшись в плюшевость, мы можем себя защитить от грубых манипуляций мачехи природы.

 

РЕАЛЬНОСТЬ

Автора бесит реальность. Где она? Нет её. У каждого она своя, да и та расщепляется на тысячу мелких, привязчивых параллельных реальностей. Вот заусеница на ногте. Вот паучок ползет…

А у другого совсем иная реальность в то же время и в том же месте.

А потом оказывается, что все это нам снилось, ну теперь-то уж точно это реальная реальность. А потом в воспоминаниях мы и эту реальность не можем отличить от сна.

Только плюшевость может нам помочь. Принять ласковую плюшевость за единственную реальность и жить в ней, восхищаясь – ой какая смешная заусеница, ой какой весёлый паучок!!!

 

СНОВИДЕНИЯ

Автора бесят сны, потому что они нередко портят настроение. Снится всякая гадость. И у нас нет свободы над собственными снами. Ну хорошо, у нас практически нет свободы и власти над собственной жизнью, тут наяву сталкиваются разные интересы, законы физики, наконец. Но во сне-то что нам мешает быть хозяевами своего бытия? Увы, и тут мы вынуждены страдать в самый уязвимый момент, когда ищем отдохновения от тягот бодрствования.

Так что плюшевостью приходится бороться и со снами. Не можем мы по своему велению сделать сны плюшевыми, но можно попытаться их использовать, чтобы справиться с дурными воспоминаниями.

Поскольку плюшевость все плохое считает сном, то очень важно научиться забывать дурные сны. Для этого предлагается следующее упражнение.

Припомните какой-нибудь страшный сон, который вам снился. А теперь припомните что-нибудь неприятное из вашего прошлого.

Не правда ли, и сон и воспоминание кажутся одинаковыми, они словно сделаны из одной и той же материи?

Ну а теперь забудьте и сон и явь, которые вам неприятны. Ничего не было.

Будьте плюшевыми: веселыми, ласковыми и невредными.

 

ДУРНЫЕ МЫСЛИ

Автора бесят дурные мысли. Ну почему человек не может быть властелином собственных мыслей? Почему он не может решать, что лезет ему в голову?

Нужно научиться блокировать и отбрасывать дурные мысли. Только подумали что-нибудь, сразу решите: эта мысль дурная или нет? Не бойтесь, что поначалу почти все мысли окажутся дурными. Ну и отбрасывайте их все. Вдруг появится мысль «а не попить ли вам чаю»? Эта мысль не дурная. Вот и думайте ее. А дурные мысли не думайте. Это очень плюшево. Особенно полезно думать плюшевые уютные ласковые мысли.

 

КРИТИКИ

Автора бесят критики. Наверное, всех бесят критики. Но мы же понимаем, что чаще всего эта критика отражает их собственные проблемы и комплексы, или же они критикуют, преследуя некую выгоду. Более того, мнение большинства из них нас не может действительно волновать. Многие просто не понимают, о чем они говорят. А посему нет никакой критики. Есть дурные сны и мысли, их надо попросту забыть.

А можно еще отнестись к критике плюшево. Не сердиться, а подумать о критикане ласково и несерьезно.

 

ВРАЧИ

Автора очень бесят врачи. Ох, врачи, врачи. Вроде бы в чем-то они и спасают нас и облегчают страдания, но при этом очень часто губят и страдания наши усугубляют. Во-первых, как это не удивительно, но при всем современном развитии во многих случаях медицина не может предложить ничего дельного. А если и может, то до обыкновенных врачей это чаще всего не доходит. Поэтому по-прежнему в своем большинстве мы имеем дело с невольными шарлатанами и мошенниками, которые знают, что ничем помочь не могут, но дуют щеки и прописывают нам бесполезные процедуры, а подчас и вредные пилюли.

Как в этом может помочь плюшевость? Плюшевость не только наивная, но и хитренькая. Разбираться надо, что да как. Слава Богу, нынче столько информации в Интернете. Идти к доктору подготовленными. Хотя, впрочем, и это мало помогает. Но вы должны хотя бы знать, что за таблетки вы пьете, какое у них действие и побочные эффекты. Короче, по возможности следить за своим здоровьем, чтобы еще долго не огорчать близких.

Ну, а к самим врачам плюшевость относится ласково и с пониманием. Что с них взять? Люди-то подневольные. Чудесам не обученные. И очень замученные со всех сторон.

 

БОЛЕЗНЬ

Автора бесят болезни. С болезнью справиться трудно. Когда болит и плохо, хочется кричать от отчаяния. Конечно, одной плюшевостью тут не поможешь. Стараться надо применить все возможные и доступные методы облегчить страдания и привести к выздоровлению.

Но тут имеются свои естественные ограничения. И когда боль утихла, закройте глаза и представьте, что вы не больны. Что все это снится и скоро пройдет. Что ничего страшного не происходит. Что вам уютно в постельке и тепло. И помогите почувствовать то же тем, кто болеет рядом с вами.

 

СМЕРТЬ

Автора бесит смерть. Даже сама возможность и якобы необходимость смерти. Плюшевость говорит, что никакой смерти нет. И никогда не было. Страшный сон. Забудьте. Родные усопшие живы, просто давно не звонили. А вовсе ближние – просто вышли из комнаты. Не надо об этом думать. Забудьте дурные и грустные мысли. Они не делают никого счастливей. Скажете, что это дерзко и аморально? А плюшевость не претендует на эталон морали. Живите так, словно все живы. Ведь во сне так оно и есть, ну хотя бы какую-то пользу из снов мы можем извлечь?

 

 

БЕССМЕРТИЕ И ЗАГРОБНАЯ ЖИЗНЬ

Автора бесит бессмертие и загробная жизнь. Плюшевость полагает, что смерти нет, но и бессмертие никому не нужно. Надо ведь и отдохнуть. Короче, неважно, как там на самом деле. Плюшевого обидеть – всё равно что пукнуть на ромашку. Думаю, что даже самый жестокий творец как-нибудь обойдется без этого. Но на сегодняшний момент это пока не актуально. А поэтому думать об этом не следует. Надо просто быть плюшевым, всех любить и не сердиться, а остальное приложится.

 

МОЛОДОСТЬ

Автора бесит молодость. Молодость страшно неприятное состояние. Всерьёз к тебе никто не относится, даже ты сам. Прыщи. Постоянно занят фривольными мыслишками. Все пользуются твоей неопытностью и заносчивой наивностью, заставляют делать то, что в зрелые годы заставить делать невозможно: работать на совершенно идиотских рабских работах, служить в армии, заниматься проституцией, делать домашние задания, пить жуткое количество алкоголя, курить всякую гадость и прочее.

Те, кому природа отвесила выглядеть привлекательно, страдают не меньше тех, кого обделили красотой. И ведь все это дается на пару десятилетий. Не больше. А те, кто привыкнут полагаться на свой внешний вид загоняют себя в угол.

Сексуальность еще никого не довела до добра. Сколь веревочке не виться – отымеют и вышвырнут, как кожуру банана.

Ум в молодости тоже никого не спасает, а наоборот только приводит к депрессии и даже отчаянию. Потому что если все сразу уже понимаешь и никаких иллюзий не осталось – то совсем грустно.

Только плюшевость может хоть как-то скрасить молодые годы. Она безвозрастная и безразмерная, а поэтому всегда хороша.

Любите друг друга плюшево. Вот в чем спасение. Плюшево можно полюбить даже уродца. Но и в плюшевости можно не заметить сексапильность того, кто рядом. Просто купайтесь в облаках нежности, вытирайте друг другу слёзки и сопельки. Так, авось, молодость и переживете.

 

ЗРЕЛОСТЬ

Фу, как отвратительна зрелость. Эти зрелые индивиды обоих полов. Взрослость так и прет от них запахами духов и одеколонов. А по-настоящему, как были они затырканными задротами, так и остались. Только потолстели или иссохли и научились дуть щеки.

Тут уж без плюшевости никак. Абсолютно невозможно выжить. Всерьез относиться к себе и к жизни может привести к серьезным последствиям.

Только плюшевость может спасти. Представьте, что все к чему вы стремитесь, уже достигнуто и можно просто нежиться в волнах взаимной заботы и нежности. А деньги? Ну, пошурудите там, как-нибудь. Плюшевость, она же умненькая. Авось чего-нибудь и нашурудите. Только не увлекайтесь. Деньги – самый отвратительный яд, которым вооружен этот бессмысленный мир. Так что тратьте их на плюшевые поступки. Купите цветочков и конфет, в конце концов.

 

СТАРОСТЬ

Старость – это вообще беспредел. Такой садизм  не всякий садист бы выдумал. Постепенное или стремительное старение – мучение, несравнимое ни с чем. Тут уж без плюшевости не обойтись никак.

 

ПСИХОЛОГИ

Автора бесят психологи. Проблема состоит в том, что психологи в своем большинстве полагают, что есть некое нормальное состояние и поведение человека, что мир по своей сути нормален, что присутствие человека в нем естественно и не безобразно. Однако размышления приводят к выводам о глубоком несовершенстве человека и мира, в саму основу которых заложено болезненное и чаще всего бессмысленное разрушение. Садистические до трагизма, или точнее, трагичные до садизма наклонности творца этого мира проявляются во всем, чего бы ни касался наш пытливый, но в тоже время и ограниченный разум.

Итак, психологи полагают, что они глашатаи истины и способны исправить это несовершенство бытия. Во многих случаях они не приносят пользу, а часто наоборот причиняют серьезный вред.

Пожалуй, единственное, что дает право на существование их профессии, – это то, что они готовы (хоть и за деньги) внимательно выслушать пациента и попытаться разобраться в его проблемах. В остальном, как, впрочем, психологи и сами понимают, никто кроме самого пациента помочь себе не может, и хороший психолог должен лишь помочь пациенту найти в себе силы.

И тут приходит на помощь плюшевость. Приятное, дружелюбное, даже, не побоюсь этого слова, ласковое отношение.

Плюшевый психолог – это хорошо. А неплюшевый – плохо.

 

СУДЬИ

По идее судей не должно было быть. Никто не согласился бы судить других. Судить – это значит быть уверенным, что ты лучше других, что судить допустимо. Только свихнутый маньяк может такое решить о себе. Поэтому не удивительно, что все поголовно, кто берется судить, просто свихнутые маньяки.

Можно возразить, а как же тогда поддерживать порядок?  Как? Ну вот так. Вот справились же многие страны без смертной казни, и профессия палачей, по крайней мере в этих странах, ушла в прошлое.

Во всяком случае, человек может судить только самого себя и в некоторых случаях это было бы полезней любого внешнего осуждения. Но это утопия. Убийцы и насильники бродят вокруг. Но дело в том, что судьи от них не спасают. Вот если бы наши чудные судьи, подпоясав мантии, бродили бы по ночам и спасали от маньяков – честь была бы им и хвала. А в торжественном зале суда всякий подлец стучать судейским молоточком горазд.

И плюшевости в этом нет и не может быть никакой.

 

АДВОКАТЫ

Подлючие люди, которые зарабатывают на неприятностях других, стремясь эти неприятности усугубить. Сам факт, что они тем больше с клиента получают, чем более он запутывается в судейских тяжбах, граничит с идиотизмом. Порядочный человек, попав в эту профессию, либо уйдет из нее, либо сойдет с ума, либо станет отъявленным подлецом, как это чаще всего и происходит.

Тут, как и в случае с судьями, плюшевость бессильна.

 

УЧИТЕЛЯ

Автора бесят учителя. Ах, как учителя с умным видом любят учить всяческой фигне, которая на поверку оказывается ложью или глупостью… Даже за довольно короткую жизнь можно заметить, как часто меняются казалось бы прописные истины.

Поэтому лучший и единственно допустимый учитель – это собеседник, который сам в той же мере учится у ученика, как и ученик учится у учителя. С древнейших времен истина рождалась в диалогах, но этот метод давно позабыт и заброшен.

Учитель должен быть плюшевым, относиться к своему ученику с лаской и уважением, а главное с неподдельным интересом и вниманием. Именно детские вопросы сотрясают устои мира, именно в детском свежем взгляде на вещи заключен ключ к самым сокровенным загадкам.

 

УЧЕНЫЕ

Автора бесят ученые. Большинство из них хорошо понимают, какой фигней они занимаются, но прикрывшись дипломами, степенями и непробиваемой терминологией они удобно устроились в своих кабинетиках и лабораториях, где химичат, в лучшем случае, переливая из пустого в порожнее. От этого процесса хоть вреда мало. А некоторые и правда чего-то там изобретают, и вот уже атомные бомбы на земле были уже взорваны более тысячи раз. Вы не знали? Это так. Кроме Хиросимы и Нагасаки было множество испытаний, в том числе и термоядерной бомбы, и проходили они не где-нибудь, а на  Земле. Ну, мирный атом и прочее… Не хочется все это повторять. Очень многие ученые вообще ничего полезного не делают, а только вводят в заблуждение и несут чушь. В процентном соотношении это явление настолько распространено, что можно с уверенностью сказать, что ученая степень стала прикрытием для неполноценных неврастеников, которые во чтобы-то ни стало желают казаться умнее других.

Ну, а что касается дельных ученых, которые чего-то там дельное открывают, надо сказать, что у всякого полезного открытия есть масса вредных последствий. Ибо всякая польза наталкивается на несовершенство устройства нашего мира, и по сути, ничего полезного в нем совершить невозможно. Тут на помощь приходит плюшевость. Плюшевость способна изобретать плюшевые теории мирозданья и угощать всех плюшками.

 

 

СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ

Автора бесят священнки. Он сам служил священником и знает о чем говорит. В большинстве своем, священники недалекие люди, которые прикрываются догматами своей религии, причем нередко так их извращают, что кроме очевидного вреда от этого ничего другого не проистекает.

Да и что им делать, подневольным. Порой эти догматы сами настолько плохи, что никакого жития людям не дают. Велят не судить, а сами судят так, что хоть свет гаси! И прочее, прочее, прочее…

К сожалению или к счастью, плюшевость оказалась несовместимой ни с одной религией мира. Потому что плюшевость искренне незлобива и действительно любит и жалеет всех, чего не скажешь о религиях.

 

ПРОПОВЕДНИКИ

Автора бесят проповедники. Он сам проповедовал десять лет и знает, о чем говорит.  Проповедовать легко и приятно. Есть стандарт, авторитет, выверенный тысячелетиями, – придерживайся линии партии и все будет в порядке. Но перед тобой живые люди и их этот трафарет не увлекает. Казалось бы, правильные слова «возлюбите друг друга» становятся пустым звуком и вызывают острую зевоту. Потому что в любой проповеди заложено противоречие. Как возлюбить, когда мир и я устроены так, что в нем гораздо естественней страдать и ненавидеть, чем любить и наслаждаться…

Прочие проповедники не лучше. С их Джихадами вообще некуда податься.

Плюшевость не любит проповедей. Плюшевость невозможно проповедовать. Ее можно только излучать всем своим плюшевым существом.

 

ПОЛИТИКИ

Ну, сказать, что автора бесят политики, это всё равно, что подписаться под мегабанальностью. Говно всегда всплывает наверх, поэтому, по определению, всяким обществом будут править худшие его представители, самые лживые, бессовестные и жестокие.

Плюшевость наблюдает политику как бесконечный сериал, пусть бубнят, можно посмотреть от нечего делать.

Преобразования в обществе возможны, но будут наталкиваться на такую глупость и невежество политиков, что из всякого хорошего начинания обязательно получится фигня.

Плюшевость может представить себе, что общество уже справедливо, поделиться со всеми конфетами и пригласить пить чай.

 

РОДИТЕЛИ

Родители нас рожают без нашего спроса, ввязывают в нас в мучительный процесс существования и еще ждут за это благодарности. И не они нас хотели родить, а природа их заставила. А если и они, так и должны нам быть благодарны, что мол, вот же, отвлеклись мы от увлекательного занятия небытием и родились на этот пагубный свет.

Сами родители ни в чем не разобрались, а стоило нам появиться на свет, как принимаются нас поучать, как надо жить и как не надо. А на себя посмотрят – и ужаснутся.

Единственное, что нам дано, так относиться к родителям плюшево, ласково и незлобиво. Все мы заложники этого проклятого мира. Нам ничего не остается, как жаться друг к другу покрепче и никого огорчать.

 

 

ДЕТИ

Автора бесят дети. Без году неделя – а уже они все такие деловые, все знают, как надо и как не надо… Что за дурь? А ведь ничего не понимают, сидят нога на ногу, сопля на щеку!

С гораздо большим рвением слушают чужих, чем собственных родителей. А потом и вовсе стремятся позабыть, что их кто-то родил.

Не плюшево это, ой как не плюшево.

Но сами дети плюшевы по определению, и хоть и бесят, на свете нет никого милее…

 

 

КОТЫ

Автора коты не бесят. Он котов любит. Особенно своего кота. Но вообще, конечно, коты бесят. Как они замечательно устроились! Не просто спят целыми днями… Это мы еще могли бы им простить. Но они спят с нескрываемым наслаждением! А это для среднего человека невыносимо. Зависть зашкаливает и так и хочется вылить на очередного спящего котика чашку воды.

Вообще, коты кажутся плюшевыми, но у них острые зубы и когти, из них вываливаются вонючие какашки, и иногда они орут отвратительно. Плюшевое существо таким не стало бы заниматься.

Но, в принципе, внешнему плюшевому виду и умеренному наслаждению жизнью можно поучиться у котов.

 

СОБАКИ

Ой, какие же беспокойные твари эти собаки. И лают, и хвостами машут, и лизаться лезут… Были бы поспокойнее, цены бы им не было. И грязь от них, и вонь нередко. Держать собаку дома – это диверсия, провокация, назовите как хотите. Но когда они наконец успокоятся и лягут у ваших ног – они весьма полезны для создания атмосферы плюшевости.

 

 

МЫШИ

Автора бесят мыши. Такие милые маленькие существа, хочется с ними дружить, если бы они не бегали как угорелые со своими голыми ужасными хвостами.

Их очень жалко, когда они попадают в мышеловку. Так что лучше плюшевости жить в доме без мышей.

 

 

ВЫХОДНЫЕ И БУДНИ

Некоторые люди гордятся тем, что им некогда задумываться над смыслом жизни, что они заняты чем-то важным и увлекательным, их жизнь расписана по часам.

Но это вовсе не значит, что в какой-то момент им не придется остаться наедине с самим собой, и эта встреча может оказаться, мягко говоря, неожиданной.

Именно тогда, когда человек погружен в вынужденное безделие, ему открывается базисная тягота бытия, которую мы именуем скукой. Помните как у Вольтера?

«Будем   работать  без  рассуждений,  это единственное средство сделать жизнь сносною. Работа  отгоняет от  нас  три великих  зла: скуку, порок и нужду.»

Плюшевость – хорошая альтернатива работе и скуке. Плюшевому никогда не скучно. То плюшки затеет для всех стряпать, то цветочки посадит, чтобы всем красиво стало. Поэтому у плюшевости нет ни выходных, ни будней. Один сплошной плюшевый праздник.

 

АЛКОГОЛЬ

Астрономы нашли алкоголь даже в космосе. И речь не идет о невероятно далеких скоплениях галактического газа, содержащего этанол. У нас буквально под носом нашли. В составе кометного вещества были обнаружены молекулы сахара и спирта. Одна из комет во время пиковой активности ежесекундно выбрасывает объем алкоголя, эквивалентный 500 бутылкам вина. Вот уж воистину верны восторги псалмопевца Давида: «вино веселит сердце человека».

А вот при наличии плюшевости и вина не надо. Все становится веселым, уютным и ласковым! И никакого пьянства и алкоголизма!!!

 

ЗАПОР И ПОНОС

Что касается этой стороны жизни человека – автор возмущен. Как можно было такое изобрести, чтобы человек имел настолько непривлекательные аспекты жизнедеятельности.

Но с плюшевостью и это поправимо. Просто не надо об этом думать – и все наладится. А немножко пукать – это даже в какой-то мере плюшево. Лишь бы животик не болел.

 

ЧАСЫ

Автора всю жизнь бесили часы. Безвозвратно убегающее время, и так далее… Но теперь он смирился. Пусть тикают. Это уютно и плюшево.

 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В своих книгах автор уже не раз прощался с читателем навек. Мол, я все сказал, занавес и так далее.

Но, поскольку он настойчиво возобновлял разговор с читателем в очередной книге, то в этой короткой брошюре автор прощаться с читателем не намерен, хотя конечно, он имеет в виду, что все сказал, и что, мол, теперь-то уж точно занавес.

Автор, конечно, заметно сдал, попятился назад этим своим трудом. Конечно, прежние книги автора, особенно та, что учит Творца как надлежит сотворять миры, были более смелые и решительные. Плюшевость – это большой шаг назад. Некая сдача позиций. Ну, что ж. Рано или поздно все мы устанем. Ведь перебороть все, что нас не устраивает в этой жизни – никакой жизни не хватит.

Пусть Плюшевость это отступление и защита, можно сказать, глухая оборона. Пусть так. Пусть в ней нет даже попытки выдумать что-нибудь новенькое.

Но дело в том, что со своими жизненными выводами автор безвыходно приблизился к бездне, и шаг назад – это не позор, а единственный путь к спасению. Автор предлагает творить свой маленький уютный мир, не обращая внимания на то, что может в этом помешать,

«Возделывать свой сад…» Тот же вывод, что и Вольтера в его «Кандиде». Ничего нового, ничего блестящего, ничего эпохального. Всего навсего Плюшевость. Автор надеется, что из его брошюры не сделают секту плюшеанства и не примутся гнобить всех и вся, искореняя всех недостаточно плюшевых… Любую идею люди извращают настолько, что уже не хочется высказывать идей. Хотя, впрочем, автора и раньше никто не слушал, так что бояться, пожалуй, нечего.

Автору помогает продолжать жить плюшевость, а все остальное, пожалуй, не имеет значения.