СВОБОДА ОТ НАЛОГОВ

СКАЧАТЬ КНИГУ В PDF

ОБЛОЖКА СВОБОДА ОТ НАЛОГОВ

БОРИС КРИГЕР

 СВОБОДА

ОТ НАЛОГОВ

 

Как улучшить благосостояние общества, отменив обычные налоги и введя базовый доход для всех    

    

 

СОДЕРЖАНИЕ

О чем эта книга?. 4

Почему никто не любит платить налоги?. 7

Где больше всего денег и как можно взымать налоги автоматически и безболезнено для всех?. 16

Автоматический Налог на Движение Денег.. 19

Переменный процент налога в зависимости от темпа пополнения бюджета в течении года   20

Индивидуальный процент налога в зависимости от объема финансовых операций   21

Освобождение от индивидуальной ответственности за уплату налогов   22

Преодоление сопротивления реформе.. 22

Предотвращение финансовых кризисов.. 25

Ограничение роста бюджета.. 25

Снижение внешнего долга.. 26

Кризисные ситуации.. 27

Снижение затрат на сбор налогов.. 28

КРИТИКА СУЩЕСТВУЮЩЕЙ СИСТЕМЫ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ.. 29

ИскЛЮЧЕНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ УКЛОНЕНИЯ ОТ УПЛАТЫ НАЛОГОВ.. 33

ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ.. 36

ОТМЕНА НАЛИЧНЫХ ДЕНЕГ.. 38

ВОЗВРАЩЕНИЕ ОФШОРНЫХ КАПИТАЛОВ.. 40

УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ГАРАНТИРОВАННЫЙ БАЗОВЫЙ ДОХОД.. 43

АЛЬТЕРНАТИВА ОБЩЕСТВУ ПОТРЕБЛЕНИЯ.. 53

Как улучшить благосостояние общества, отменив обычные налоги и введя базовый доход для всех.. 55

 

 

О чем эта книга?

 

Мир меняется невероятными темпами. Многие области не успевают прийти в соответствие с этими изменениями. Одна из таких областей – это налогообложение и доходы населения.

 

Принцип сбора налогов с компаний и индивидов порочен потому, что предполагает возможность уклонения от налогов, и потому, что высокие налоги реально мешают развитию бизнеса и жизни индивидов, а значит и развитию общества, для которого эти налоги собираются.

 

Винить нужно не сбои в системе, а саму систему, которая предполагает возможность сбоев.

 

Принципы налогообложения пришли к нам из глубокой древности и с тех пор мало чем изменились. Однако появилась возможность изменить эту систему, поскольку в наше время значительная часть финансовых операций совершается в электронной форме, что позволяет автоматически облагать налогом не компании и индивидов, а само движение денег.

 

Объем финансовых операций во много раз превышает все другие экономические показатели страны, поскольку в финансовой системе одни и те же деньги переходят из рук в руки много раз. Если каждый раз при их движении отчислять незначительный процент в бюджет страны, то этим можно заменить все налоги, гарантировать немедленное пополнение бюджета, упразднить малоэффективные дорогостоящие налоговые органы и, главное, практически освободить население от высоких налогов, которые в настоящее время ложатся непосильным бременем, в основном, на средний класс.

Богатые, в свою очередь,   более не опасаясь преследования за неуплату налогов, вернут капиталы из офшоров (где их деньги нередко лежат мертвым грузом) в экономику своих стран.

Бедные тоже будут пополнять бюджет незаметно  для себя, отчисляя незначительный процент с каждой денежной операции.

 

Такой автоматический сбор налогов в виде низкого процента со всех финансовых операций укрепит экономику, предотвратит углубление экономических кризисов, создаст систему эффективной мобилизации средств в случае катастроф и войн.

 

Немаловажно, что такая реформа также позволит заменить систему социального и пенсионного обеспечения на универсальный базовый доход, выплачиваемый из бюджета всему населению страны. И это не фантазии, а абсолютная необходимость. Компьютеризация, роботизация и автоматизация уже приводят к исчезновению множества рабочих мест. Если базовый доход для всех не будет введен, это чревато либо безумными тратами на создание ненужных рабочих мест, либо высокой безработицей, которая приведет к социальным потрясениям. Появится необходимость увеличения бюджета страны почти вдвое, чтобы выплачивать всем жителям базовый доход вне зависимости от их продуктивной трудовой деятельности.

 

Именно налог на общую массу финансовых операций позволит безболезненно для всех удвоить государственный бюджет,  не только освободить людей от высоких налогов, но и значительно улучшить их благосостояние и уверенность в завтрашнем дне, а следовательно, предотвратить социальные катастрофы.

 

Это так просто и чрезвычайно выгодно всем, что невозможно поверить, чтобы такое решение встретило сопротивление. Безусловно, экономика будущего будет строиться на таких подходах к налогообложению и социальному обеспечению.

 

Эта книга призвана познакомить читателя с вышеупомянутыми идеями, тем самым сделав шаг к более разумному и удобному для жизни будущему.

 

 

 

Почему никто не любит платить налоги?

 

Помните книгу Джанни Родари  “Приключения Чиполлино”? “Раз в месяц синьор Помидор обходил деревенские дома и заставлял крестьян глубоко дышать в его присутствии. По очереди он измерял у них объем груди после вдоха и выдоха, затем производил подсчет и устанавливал, какая сумма причитается с каждого потребителя воздуха”.

 

С тех пор налоговая система мало чем изменилась. Тому, кто собирает налог, в общем не важно, по какому поводу этот налог собирается. Важно собрать определенную сумму денег. Вот и предлагаются различные оправдания, почему эти деньги должны быть уплачены: за воздух и так далее… Но почему бы не делать это безболезненно для налогоплательщиков и гораздо эффективнее, чем это делается сейчас? Как говаривал Аркадий Райкин: «Сто тысяч зрителей по одному рублю… это будет… это будет… сумасшедшие деньги!» А при этом и зрителям не накладно.

 

На сегодняшний момент современное налогообложение выглядит так: представьте стадион на сто тысяч зрителей, тогда четверть из них будет платить налоги по 4 рубля, четверть вообще ничего не будет платить (потому что проникнет на стадион без билетов). Безбилетников будут вяло и редко ловить, лишать всего имущества и сажать в тюрьму. А четверти зрителей на бедность еще и доплатят по рублю, за то, что они явились на стадион. Проверить билеты у всех организаторы не могут. Поэтому полагаются на честность зрителей.

 

Но самое страшное, что у владельцев стадиона нет гарантии, что они соберут сто тысяч рублей. Чаще всего они с трудом соберут 75 000, а остальное будут пытаться вымогать с единичных зрителей, которых поймают без билетов. Согласитесь, глупее и болезненнее системы не придумаешь.

 

Как писал американский исследователь Чарльз Адамс, “сходство между сборщиками налогов и грабителями проистекает из самого смысла слова “налог”, которое означает изъятие силой. Налоги — не долги, хотя мы часто и употребляем выражение “налоговая задолженность”. В долговых спорах речь идет о возврате в полном объеме взятой взаймы суммы. В налоговых спорах ничего подобного нет. Налогоплательщик должен государству просто потому, что оно так приказало. Суть налогов, следовательно, в отъеме государством денег или собственности без прямого возмещения или компенсации за такой отъем.

 

 

Люди во все времена инстинктивно называли сборщиков налогов грабителями, потому что они действуют путем угроз и унижений. Сборщик налогов — это бюрократический Робин Гуд, отнимающий богатства у всех, попавшихся ему на пути, и, как Робин Гуд, сборщик часто делает много добра на отобранные деньги — ведь без налогов государство бы рухнуло.

 

Налоги — это топливо, на котором движется локомотив общества. Древнейшая цивилизация, которую мы знаем,— шумерская, возникшая шесть тысяч лет назад в Междуречье, тоже собирала налоги. Имеются глиняные таблички, повествующие о шумерском городе, где всё облагалось тяжелыми налогами — на табличках написано: “Везде были сборщики налогов”. Потом появился добрый царь, который, как говорится в табличках, “установил свободу, и нигде не было сборщиков налогов””.[1]

 

Но и по прошествии шести тысяч лет налоги не популярны и повсеместно воспринимаются как необходимое зло, с которым, волей не волей, приходится мириться. Причем такое отношение к налогам характерно как для тех, кто аккуратно их платит, так и для тех, кто успешно уклоняется от их уплаты. Вряд ли найдется хоть один нормальный человек, который бы получал наслаждение от самого процесса уплаты налогов. Не от мантры: «заплати и спи спокойно», а именно от самого факта, что у него отобрали часть дохода.

 

Системы налогообложения сложны, громоздки, неэффективны, дорого обходятся государству и совершенно не справедливы. Основную массу налогов платит работающее население, так называемый средний класс, у которого даже в самых развитых странах подчас не хватает денег на поддержание достойного образа жизни, и им приходится залезать в долги.

 

Крупные корпорации успешно уклоняются от уплаты налогов, используя самые различные законные и не совсем законные методы.

 

Значительная часть населения, те, кто работает за наличные, – мигранты и мелкие предприниматели, – подчас вообще ничего не платят в бюджет страны. Не говоря уже о беднейших частях населения, которые не только не в состоянии платить налоги, но и являются, в основном, получателями социальных пособий, то есть вместо того, чтобы пополнять государственный бюджет, расходуют его. Причем в общем и целом эти тенденции просматриваются практически во всех странах мира, вне зависимости от уровня их экономического развития.

 

Политики ведут бесконечные дебаты о том, как реформировать системы налогообложения, но всё заканчивается полумерами, которые не меняют сути проблемы. Споры достигают наивысшего накала во время экономических кризисов, когда бюджеты стран испытывают особенные трудности. Некоторые повышают налоги, надеясь тем самым пополнить бюджет, другие их понижают, чтобы увеличить мотивацию населения их платить, третьи меняют структуру налогообложения, а четвертые принимаются за буквально рекетирский террор населения по выколачиванию налогов. Вводятся вознаграждения за доносительство, должникам «включают счетчик». Но даже те, кого поймают, платят далеко не всегда. К тому времени они просто могут растратить все свои средства или надежно их спрятать. Остальные, почувствовав угрозу, с еще большим рвением прячут свои сбережения по кубышкам, выводят их за рубеж.

Такими методами проблемы не решаются, а подчас усугубляются. Платят по-прежнему в основном только те, кто работает на официальных работах, а у них денег и так не хватает. Причем платят непомерно много, от трети до половины своего заработка и даже больше. Остальные, делая вид, что являются законопослушными гражданами, всеми возможными путями саботируют систему налогообложения. Благо с одной стороны путей для этого достаточно, а с другой репрессивная система неэффективна и, чаще всего, скорее используется как рычаг сведения личных или политических счётов, чем как источник пополнения казны.

 

Всё население по сути потенциально криминализировано, ибо обвинение в укрывании доходов и неуплате налогов в принципе можно предъявить любому индивиду, потому что правила налогообложения настолько сложны и противоречивы, что так или иначе виноват может оказаться каждый.

 

Это еще меньше мотивирует население к сотрудничеству с государством. Какой смысл годами отдавать значительную часть с трудом заработанного, чтобы в какой-то момент, по навету соседа или просто случайно, на тебя набросилась бы налоговая и обобрала до нитки?

 

Многие, у кого появляются хоть сколько нибудь значимые накопления, стараются вывести их из зоны юрисдикции стран, в которых они проживают. Это объяснимо и тем, что любой капитал привлекает, как варенье мух, иски по разным поводам, имеющие единственную цель – поживиться.

 

Между тем выход очень прост. Необходимо исключить психологический фактор из системы уплаты налогов, автоматизировать налогооблажение, сделав его незаметным и не обременительным для населения. То есть брать понемногу от всех денежных операций, и когда совершаются многомиллионные переводы между счетами корпорации, и когда студент, пользуясь кредитной картой, покупает билет в кино в долг.

 

Объем всех операций составляет поистине астрономическую сумму, причем через систему проходят многократно одни и те же деньги, каждый раз позволяя взымать незначительный процент в пользу государства.

 

Политики и законодатели совершенно игнорируют тот факт, что в современную эпоху всё больший объем денежных средств проходит в электронном виде через финансовую систему, где возможно немедленно и автоматически облагать незначительным налогом любое движение денег, вне зависимости, кому они принадлежат и на что они предназначаются, тем решив раз и на всегда проблему налогообложения, освободив всех, в том числе и самих политиков, от каких-либо других налогов, необходимости подавать налоговые декларации и от самой возможности быть обвинёнными в уклонении от уплаты налогов.

 

Инновации в финансах, средствах коммуникации и транспорта, мобильности капитала на международном уровне, в том числе наличие множества офшорных зон делают практически невозможным эффективное налогообложение. Но по-прежнему законы и правила, касающиеся сбора налогов, основываются, как и раньше, на оценке индивидуального дохода, корпоративного дохода и расходов, связанных с ведением бизнеса. Это оставляет массу лазеек с обеих сторон как для тех, кто пытается уменьшить свои налоги, так и для тех, кто пытается им противодействовать.

 

Решением проблемы является автоматически взымаемый налог – The Automated Payment Transaction (APT) – на движение денежных средств. Он представляет собой универсальный чрезвычайно низкий налог на все денежные операции, призванный заменить все другие налоги и необходимость подачи налоговых деклараций как бизнесами, так и физическими лицами.

Такой подход расширит базу для сбора налогов. Сторонники рассматривают его как нейтральный по доходам налог на операции, налоговая база которого в основном состоит из финансовых операций, а не доходов населения. Он основан на фундаментальном представлении о налогообложении как о «государственной системе, через доступ к которой правительство получает средства для поддержания финансовых, правовых и политических институтов, которые защищают права частной собственности и способствуют рыночной торговле и коммерции».[2]

Налог на движение денег расширяет идеи налоговой реформы Джона Мейнарда Кейнса[3], Джеймса Тобина[4]   и Лоуренса Саммерса[5], до их логического завершения, а именно, обложения налогом максимально широкой налоговой базы по минимально возможной налоговой ставке. Цель состоит в том, чтобы значительно повысить экономическую эффективность, повысить стабильность на финансовых рынках и снизить до минимума затраты на налоговое администрирование (расходы на оценку, сбор и соблюдение налоговых правил).

Это увеличит предсказуемость сбора налогов, снимет бремя налогов с работающей части населения, которой и так тяжело справляться с повседневными трудностями, и распределит это бремя на все финансовые операции, сделав налогообложение совершенно безболезненным и незаметным.

Более того, если такой налог будет составлять 0,5 %, то его увеличение до 1% позволит удвоить госбюджет. Для большинства налогоплательщиков, привыкших к 20-40 процентным налогам, такие цифры не имеют значения, особенно если учесть, что на высвободившиеся средства можно будет ввести универсальный доход для всего населения, заменив им большую часть социальных выплат для малоимущих, пенсии для пенсионеров, а для тех, у кого благосостояние выше, станет дополнительным подспорьем.

 

 

Где больше всего денег и как можно взымать налоги автоматически и безболезнено для всех?

Представьте себе Машу и Ваню. У Маши 3 яблока, а у Вани 4. Их общий капитал составляет 3+4=7 яблок.

 

Ваня решил дать Маше подержать все свои яблоки, пока он отлучится в туалет. А потом Маша отдала ему все яблоки, пока она в свою очередь сходила припудрить носик. После этого Ваня вернул ей 3 яблока. Их общий капитал и его распределение остались прежними. Но объем всех операций произведенных с яблоками составил

4+7+7=18 яблок

Если откусывать по чуть-чуть от каждого яблока в момент его передачи из рук в руки, вы сделаете 18 надкусов, пусть совсем небольших, но в сумме получится, что вы съедите, может быть, целое яблоко.

На этом же принципе основана идея налога на все финансовые операции. Только в них участвует не два человека, а миллионы плательщиков и получателей, поэтому, в отличие от Вани и Маши, ваши надкусы на их яблоках будут микроскопическими, а вот результат для вас будет колоссальный.

В налоге на автоматические платежные операции (APT tax)   используется технология 21-го века для автоматической оценки и сбора налогов, когда транзакции осуществляются с помощью электронной технологии системы банковских платежей. Джозеф Стиглиц, бывший старший вице-президент и главный экономист Всемирного банка, подтвердил «техническую осуществимость» сбора такого налога. Хотя Тобин в 1976 году сказал, что его налоговая идея неосуществима на практике, Стиглиц отметил, что современные технологии означают, что это уже не так, и сказал, что сбор такого налога «гораздо более выполнимая задача сегодня», чем несколько десятилетий назад.

Если взять различные показатели экономики страны, то наибольшая сумма денег будет соответствовать сумме всех финансовых операций, проходящих в ее юрисдикции. Ведь в эту сумму будут входить одни и те же деньги по мере того, как они многократно обмениваются между плательщиками и получателями.

Чтобы представить себе соотношение собираемых налогов и общего объема финансовых операций в отдельно взятой стране, нужно обратиться к примерам из астрономии. В таком случае разницу между ними можно будет вообразить как разницу между размерами Солнца и Земли.

Тот, кто не знаком с астрономией, может представить арбуз и виноградину. В таком случае виноградина будет суммой налогов, необходимой для наполнения госбюджета, а арбуз – суммой всех финансовых операций.

Если вы просто попытаетесь оценить объем электронных транзакций в мире, то он исчисляется квадриллионами долларов в год. Согласно документу из казначейства США, SWIFT обрабатывает около 5 триллионов долларов в день, то есть, около 1,25 квадриллионов долларов в год. А это только банковские платежи. Точно так же CHIPS обрабатывает около 400 триллионов долларов в год, а Fedwire обрабатывает около 900 триллионов долларов в год (большинство из них возникают из сообщений SWIFT). Эти транзакции составляют значительную долю электронных транзакций в мире, поэтому можно с уверенностью предположить, что общая сумма транзакций составляет несколько квадриллионов долларов в год. Речь идет в основном о внешних переводах, в то время, как внутри стран эти цифры окажутся в разы больше, потому что одни и те же деньги переходят от плательщиков к получателям и обратно постоянно.

Решается проблема налогообложения и криптовалют[6] типа биткоинов, поскольку ввод и вывод средств при вложении в криптовалюты осуществляется через обычные инструменты платежей.

Обложение налогом биржевых операций прибавляет дополнительные нули к колоссальному объему транзакций. Нечего говорить и о таких платежных гигантах, как Western Union, MoneyGram и другие.

Автоматический Налог на Движение Денег

Автоматический налог на движение денег (известный под названием AUTOMATED PAYMENT TRANSACTION TAX) может заменить все федеральные и местные налоги, включая подоходный налог, налог на добавленную стоимость, налоги на недвижимость, налоги на наследство.  Этот налог может быть взыскан автоматически со счетов налогоплательщиков при проведении любых финансовых операций. Таким образом, его размер будет очень низким. А сбор налогов достигнет 100 процентной эффективности и будет немедленно пополнять бюджет.

Техническое обеспечение такого налогообложения довольно простое и не выходит за рамки существующего программного обеспечения современной банковской системы. В каждой финансовой организации должен быть создан государственный счет, на который постоянно будет автоматически переводиться определенный процент со всех финансовых операций, а затем накопившиеся суммы с определенной периодичностью переводятся в бюджет.

 

Переменный процент налога в зависимости от темпа пополнения бюджета в течении года

 

Процент налога может быть переменным по мере наполнения установленного государственного бюджета. То есть в начале года этот процент будет немного выше, а к концу года вообще может снизиться до нуля. Так можно решить проблему того, что заранее неизвестен объем всех финансовых операций, и эта цифра может варьировать от года к году или в течение года.

Допустим, установлен бюджет на определенный год. В начале года налог на транзакции можно установить в размере 1%. По мере наполнения бюджета его можно снизить до 0,5%, а к концу года прекратить взымать вообще. С другой стороны, если происходит резкое снижение объема финансовых операций, налог можно повысить до 1,5%. Таким образом, пополнение бюджета будет абсолютно гарантировано.

Такой низкий налог не будет влиять на поведение населения и компаний, снижая их мотивацию проводить финансовые операции, не приведет к увеличению наличных операций. Население и бизнес давно привыкли, что банки взымают с них определенную плату за совершение операций, и нередко эта стоимость значительно выше одного процента.

Однако, если из-за введения налога объем операций все же снизится, то налогоплательщикам будет разъяснено, что чем больше они делают финансовых операций, тем меньше в течение года будет процент налога.

Индивидуальный процент налога в зависимости от объема финансовых операций

Можно ввести в эксплуатацию специальную программу, которая изменяла бы процент индивидуально для каждого налогоплательщика в зависимости от объема его операций. Если операций много, то налог снижается, а если мало, то, наоборот, повышается.

Так, для предприятий имеющих огромное количество финансовых операций, налог будет снижаться до микроскопических размеров.

Иными словами, каждый банк, биржевая брокерская контора, система перевода денег, типа PayPal, Yandex Money, Western Union, Money Gram, кредитные организации будут автоматически переводить в государственный бюджет определенный процент всех финансовых операций (по некоторым подсчетам в среднем 0.35% . Это касается как операций многомиллиардных компаний, так и покупки билета в кино, оплате карточкой в магазине и так далее.

Освобождение от индивидуальной ответственности за уплату налогов

Эта автоматическая система не нуждается в отслеживании, от кого именно поступили деньги, и, таким образом, по сути освобождает от индивидуальной ответственности за уплату налогов.

Система полностью исключает необходимость подачи налоговых деклараций, снимает контроль за индивидуальной и корпоративной финансовой деятельностью. Более того, государство, посредством своих налоговых служб, не будет иметь надобности (и законной силы) совать свой нос в наши доходы и траты. Уже ради одного этого стоило бы повсеместно провести такую реформу.

Преодоление сопротивления реформе

Практически нет лиц или организаций, которым такие изменения налогового законодательства были бы не по нраву, кроме определенного числа работников налоговых служб и бухгалтеров, которые в результате такой реформы лишатся работы. Но они составляют незначительную часть населения, и, кроме того, можно учесть в законодательстве, что все лица и организации, занимавшиеся налогообложением, получат значительные компенсации для начала новой карьеры или бизнеса. Средства для этих компенсаций можно учесть в бюджете и сделать их достаточными, чтобы склонить на свою сторону всех, кто вовлечен в работу с налогообложением.

Например, в Канаде каждый год на содержание налоговых служб тратится около 7 миллиардов долларов, в то время как в этих службах работает 40 тысяч человек.

Получается, что в следующий после реформы год каждому сотруднику можно будет выдать компенсацию в размере около 175 тысяч долларов, на второй год 50% этой суммы, на третий 25%. Это поможет работникам найти новое применение своим силам. Средняя зарплата сотрудников канадских налоговых служб составляет $68,103 в год, что равняется средней зарплате по стране, поэтому мало кто из них отказался бы от такой значительной компенсации. А населению бы удалось избавиться от этих невольных спиногрызов без дополнительных затрат, пользуясь только средствами, которые и так выделялись на их содержание.

Представьте себе среднего бухгалтера, помогающего населению с заполнением налоговых деклараций. Государство может единовременно выплатить этому лицу сумму компенсации, равную нескольким годовым доходам этого индивидума. Кроме того, в бухгалтерах останется потребность и в будущем – для расчета зарплат и внутреннего учета финансов компаний.

Или представьте налогового инспектора со средней зарплатой. Даже если он какими-то дополнительными махинациями обеспечивает свой доход, то и он предпочтет получить значительную сумму компенсации, чем  продолжать свою деятельность. Таким образом, потенциальных противников можно обратить в горячих сторонников такой реформы.

Единственно кто в сущности начнет больше платить налогов – это крупные корпорации, которые активно уклоняются в настоящее время от налогов, но и их выплаты по новому автоматическому налогу будут предпочтительнее рисков быть принужденными выплачивать реальные налоги в соответствии с существующим законодательством.

ЕС обвинила коммерческих гигантов Amazon и Apple в неуплате налоговых платежей и потребовала возместить в бюджет ЕС невыплаченные суммы: Amazon должен оплатить 250 млн. евро и Apple 13 млрд. евро.

Комиссия ЕС опубликовала отчет, в котором показала экономическую несправедливость и незаконность заключенного в Люксембурге налогового соглашения. Европейский комиссар   Маргрет Вестагер сообщила, что соглашение в Люксембурге позволяет Amazon платить значительно меньше налогов в сравнении с другими предприятиями, что незаконно в соответствии с законодательными актами ЕС. В Люксембурге Amazon были предоставлены налоговые льготы, которые позволяют не облагать налогом три четверти прибыли. В результате Amazon заплатил в Европе в четыре раза меньше налогов, чем местные предприятия.

Налоговое соглашение в Люксембурге с Amazon было заключено в 2003 году. Расследование по поводу незаконности данного соглашения начато комиссией ЕС в 2014 г. В результате расследования выяснилось, что этот договор позволил Amazon EU переводить свою прибыль на Amazon Europe Holding Technologies, деятельность которой не облагалась налогами.

Что касается Apple, то этот технический гигант получил в Ирландии такие налоговые льготы, что в результате платил корпоративный налог по ставке не более 1 %. По оценкам комиссии ЕС Apple не заплатила налоги на сумму 13 млрд. евро.

Но при всем этом можно с уверенностью заявить, что и такие гиганты как Apple, Google и Amazon согласились бы отчислять долю процента со всех транзакций взамен на отмену всех налогов.

Во всяком случае для компаний, отказывающихся принять реформу, можно оставить старый способ налогообложения.

Вообще гибкость и индивидуализация законов – очень перспективное направление. Ведь в конечном итоге индивид и государство являются партнерами по социальному договору и было бы более естественно договариваться с партнером, чем угрозами заставлять его соглашаться на условия, диктуемые государством, как это происходит сейчас.

Предотвращение финансовых кризисов

Экономический кризис характеризуется резким и значительным падением поступлений средств в бюджет, в то время как потраты на субсидирование отстающих отраслей и на обслуживание внешнего долга увеличиваются. Таким образом, возникает снежный ком, некая удавка. Чем сильнее кризис, тем меньше средств в бюджете и тем меньше возможностей у государства исправить положение. Увеличение налогов ведет к еще большему снижению производства, к уклонению от уплаты налогов и в конце концов только ухудшают положение.

При введении переменного автоматического налога на все финансовые операции пополнение бюджета будет гарантировано. Снижение объема транзакций не приведет к дефициту бюджета за счет незначительного поднятия процента автоматического налога. В свою очередь, такое изменение налога не окажет отрицательного влияния на экономику.

Таким образом, автоматический налог на все финансовые операции может послужить тормозом для углубления экономического кризиса, и, более того, обратить его вспять за счет появления возможности поддерживать отстающие отрасли из пополненного бюджета.

Ограничение роста бюджета

Другой опасностью является раздувание бюджета. Парламентарии (мечтатели за счет народа) могут раздуть бюджет так, что незначительный налог на все транзакции превратится в значительный. Поэтому необходимо законодательно, возможно, даже конституционно, ограничить увеличение бюджета, поставив его в зависимость не от успехов экономики, а от объема денежных транзакций.  Скажем, если в прошлом году необходимая сумма для пополнения бюджета могла быть собрана в соответствии со следующим изменением процента:

зима весна лето осень
0,45 % 0,35 % 0,25 % 0,15 %

то можно оставить процент налога на осень 0,25 % и перевести дополнительные средства в бюджет будущего года.

Таким образом, если бюджет за 2025 год будет 100 миллиардов и эта сумма уже будет собрана к концу лета, то осенью дополнительные 5 миллиардов будут собраны в бюджет будущего года, который можно будет увеличить до 105 миллиардов. Так, увеличение бюджета будет происходить не за счет предполагаемых доходов за будущий год, а на основе собранных дополнительных доходов за предыдущий. Конечно, потребуется компьютерное моделирование для выведения наиболее оптимальных формул расчета переменного налога на финансовые операции.

Снижение внешнего долга

В настоящее время, когда государству не хватает денег, а увеличить сбор налогов оно по каким-то причинам не может, то государство запускает печатный станок и увеличивает эмиссию денег (теперь уже вместо печатного стонка достаточно добавить ноликов в компьютере – экономия на бумаге и краске).

Эмиссия приведет к инфляции, падению курса национальной валюты и прочим негативным последствиям.

Другой способ – займы, внутренние и внешние. Но при ухудшении экономики на добровольно предоставленные внутренние займы надежд мало и, таким образом, увеличивается внешний долг с увеличением стоимости его обслуживания. В крайних случаях ситуация приводит к дефолту, который возникает при неспособности суверенного государства оплачивать долг. Суверенное государство по определению невозможно принудить платить по своим долгам[7]. Тем не менее, оно может столкнуться с существенным давлением. Сегодня статья 2 Устава ООН запрещает применение в таких случаях силы, однако в прошлом это случалось неоднократно[8]. Так или иначе, дефолт может привести к полной или частичной потере независимости страны или ее экономической изоляции.

Автоматический налог на финансовые операции позволит решить и эту проблему безболезненно для экономики и населения. Достаточно увеличить процент этого налога на одну десятую, и в бюджет поступят средства, сопоставимые с многомиллиардными займами.  Дело в том, что население и бизнес не может жить без каждодневных финансовых операций. И, как бы ни было плохо экономическое состояние страны, эти операции все равно будут проводиться. Увеличение взымаемого процента со всех операций позволит наполнить бюджет.

Кризисные ситуации

Если ввести закон о кризисных положениях (война, природные катастрофы, эпидемии), то он позволит на ограниченное время повышать налог до необходимой величины. Также необходимо устанавливать строгий надзор за обоснованностью принятия таких решений и использованием средств. Таким образом, государство станет гораздо более устойчивым в случае любых кризисов.

Снижение затрат на сбор налогов

В США в 2018 году на содержание налоговых служб было запрошено почти 11 миллиардов долларов.[9]  Интересно, что в Канаде, в стране с населением в 10 раз меньшим, чем в США, как уже говорилось, на содержание налоговой службы в 2014 году было потрачено 7,8 миллиардов долларов.

Конечно, относительно собираемых налогов эта сумма, возможно, незначительна, но в своем абсолютном значении она достаточно высока и ей можно найти лучшее применение.

 

 

 

 

КРИТИКА СУЩЕСТВУЮЩЕЙ СИСТЕМЫ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ

Тема налогообложения является актуальной, так как любое государство с помощью налогов осуществляет воздействие на экономическую систему страны.

Налоги выполняют одновременно четыре основные функции: фискальную, распределительную, регулирующую и контролирующую.[10]

Фискальная функция налогообложения — основная функция налогообложения. Исторически наиболее древняя и одновременно основная: налоги являются преимущественной составляющей доходов государственного бюджета. Реализация функции осуществляется за счёт налогового контроля и налоговых санкций, которые обеспечивают максимальную собираемость установленных налогов и создают препятствия к уклонению от уплаты налогов. Проще говоря, это сбор налогов в пользу государства. Благодаря данной функции реализуется главное предназначение налогов: формирование и мобилизация финансовых ресурсов государства. Все остальные функции налогообложения — производные от фискальной. Во всяком случае, наряду с чисто финансово-фискальными целями налоги могут преследовать и другие, например экономические или социальные. Иначе говоря, финансовые цели, будучи самыми существенными, не являются исключительными. Автоматический налог на финансовые операции позволит эффективно и полностью исполнить фискальную функцию налогообложения и позволит упразднить  систему контроля и репрессий. Дело в том, что для её осуществления, с одной стороны, не требуется ни согласия, ни какого либо содействия налогоплательщика, с другой стороны практически маловероятно и невозможно противодействие с его стороны.

Распределительная (социальная) функция налогообложения состоит в перераспределении общественных доходов (происходит передача средств в пользу более слабых и незащищённых категорий граждан за счёт возложения налогового бремени на более сильные категории населения). Надо сказать, что такое перераспределение гарантирует социальное спокойствие и снижает вероятность революционных переворотов. Обычно государство плохо справляется с этой функцией из-за постоянной нехватки бюджета. Автоматический налог на финансовые операции позволит эффективно пополнять и увеличивать бюджет. Таким образом, появится достаточно средств, чтобы ввести универсальный доход для всего населения. Более не нужны будут пенсии, социальные пособия. Все, вне зависимости от каких либо условий, будут получать определенный ежемесячный доход.  

Регулирующая функция налогообложения  направлена на решение посредством налоговых механизмов тех или иных задач экономической политики государства. По мнению выдающегося английского экономиста Джона Кейнса, налоги существуют в обществе исключительно для регулирования экономических отношений. В рамках регулирующей функции налогообложения выделяют три подфункции: стимулирующую, дестимулирующую и воспроизводственную.

Стимулирующая подфункция налогообложения — направлена на поддержку развития тех или иных экономических процессов. Она реализуется через систему льгот и освобождений. Нынешняя система налогообложения предоставляет широкий набор налоговых льгот малым предприятиям, предприятиям инвалидов, сельскохозяйственным производителям, организациям, осуществляющим капитальные вложения в производство и благотворительную деятельность, и т. д.

Дестимулирующая подфункция налогообложения — направлена на установление через налоговое бремя препятствий для развития каких-либо экономических процессов.

Воспроизводственная подфункция предназначена для аккумуляции средств на восстановление используемых ресурсов. Эту подфункцию выполняют отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы, плата за воду и т. д.

Введение автоматического дохода на все финансовые операции позволит государству более эффективно выполнять регулирующую функуцию прежде всего тем, что государству, в общем, станет все равно, из каких источников приходят деньги в бюджет.

В ходе реализации налоговых законов возникает множество острейших проблем, касающихся взаимоотношений налогоплательщиков и государства, ответственности физических и юридических лиц за выполнение налогового законодательства, прав и обязанностей налоговых органов. Для того, чтобы определить пути реформирования налоговой системы, необходимо, в первую очередь, проанализировать основные проблемы системы налогов и сборов страны на современном этапе развития цивилизации. Среди этих проблем можно выделить следующие[11]:

  1. Неэкономичность и неэффективность налоговой системы по решению задач собираемости налоговых платежей и формированию бюджетов;
  2. Значительное количество различных налогов, высокие налоговые ставки, что в значительной мере способствует уклонению от уплаты налогов налогоплательщиками;
  3. Неэффективная, унизительная и в корне несправедливая система уголовного преследования за уклонение от уплаты налогов.
  4. Запутанность законодательства. Большое количество законодательных актов, огромное количество льгот и правил делает налоговую систему сложной и противоречивой;
  5. Недооценка или переоценка роли и значения отдельных видов налогов способствует частому изменению налогового законодательства, налоговой базы, налоговых ставок, внесения других изменений в налоговые акты, что не делает налоговую систему стабильной;

 

Автоматический налог на финансовые операции позволит эффективно и полностью решить перечисленные проблемы.

 

 

ИскЛЮЧЕНИЕ ВОЗМОЖНОСТИ УКЛОНЕНИЯ ОТ УПЛАТЫ НАЛОГОВ

 

Уклонение от уплаты налогов осуществляется отдельными лицами, корпорациями и трастами.   Налогоплательщики иногда вообще не подают налоговых деклараций, ведут дела через компании, открытые на других лиц, намеренно искажают фактическое состояние своих дел в налоговых органах, чтобы уменьшить свои налоговые обязательства, предъявляют фиктивную налоговую отчетность, например, декларирование меньших доходов, чем фактически заработанные суммы, или завышение затрат.

Одним из показателей степени уклонения от уплаты налогов является сумма незарегистрированного дохода, которая представляет собой разницу между суммой дохода, которая должна быть сообщена налоговым органам, и фактической суммой, сообщенной в финансовой декларации.

Но дело в том, что о большинстве скрываемых доходов налоговые инстанции и не подозревают, поэтому реально оценить объем несобранных налогов невозможно. Кроме того, слишком большие цифры могут заставить общественность усомниться в эффективности работы налоговых органов, что им, разумеется, не выгодно. Поэтому можно предположить, что истинные суммы недособранных налогов могут быть на порядок выше тех, которыми оперирует официальная статистика.

Для примера возьмем законопослушную Канаду, предположив, что в других странах положение со сбором налогов может быть значительно хуже.

Как сообщает газета Toronto Star, федеральное правительство признает, что ежегодно   невыплаченные налоги составляют 47,8 млрд. долларов.[12]

Эти миллиарды представляют собой лишь часть всех налогов, которые остаются невыплаченными, поскольку они не включают налоги, причитающиеся провинциям и муниципалитетам – все из которых нуждаются в дополнительных доходах для покрытия дефицита бюджета и реализации крупных проектов общественных работ.

Активное уклонение от уплаты налогов, а также ошибки в подаче налоговых деклараций и неуплата налогов завершают причины потери налоговых поступлений.

Несмотря на обещание во время последней избирательной кампании, Оттава не представила официальную цифру налогового дефицита – оценку разницы между всеми причитающимися налогами на бумаге и фактическими налоговыми поступлениями, собранными правительством.

И действительно, средний предприниматель может прекрасно заработать деньги, не заплатив ни копейки налогов, и чаще всего наказан он не будет. Да, даже если бы наказание было бы неотвратимым, люди продолжали бы находить лазейки. А в существующих условиях особая изобретательность не требуется.

Дело в том, что если даже налоговая служба предъявит претензии предпринимателю, это произойдет не раньше, чем через полтора, а то и два-три года после фактического получения им денег, на которые налог не был уплачен. К тому времени чаще всего от этих денег и след простыл.

 

ДЕКРИМИНАЛИЗАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ

Потенциальная угроза уголовного преследования за уклонение от налогов  деморализирует и криминализирует общество. Все видят в государстве врага, который может лишить свободы и накопленных средств.

Психология гражданина, формируясь в таких условиях, с легкостью позволяет идти и на другие финансовые преступления, подлог и даже мошенничество, поскольку, если угроза преследования существует и так, то чего уж тут опасаться…

Политические и финансовые деятели, наиболее уязвимые с точки зрения налоговых разоблачений, в большинстве своем вынуждены вести двойную жизнь и легко манипулируемы через проверку их налоговых деклараций.

Публикация тайных офшорных счетов в последние годы вызвала серию громких отставок. Зачем все это надо? Чтобы держать людей в узде… Иного объяснения нет. Ведь универсальный налог на деньги сделал бы такое положение дел невозможным.

 

 

ОТМЕНА НАЛИЧНЫХ ДЕНЕГ

В развитых странах вопрос отмены наличных денег и замены их на электронные уже практически решен. В США и Европе только от 5 до 10 процентов населения продолжают пользоваться наличными. Даже без каких либо реформ вскоре произойдет исчезновение наличных денег путем естественного «вымирания». Тем более введение налога на движение денег и отмена необходимости декларировать свои доходы приведет к исчезновению последних стимулов выводить средства в наличные.

Остается только криминальная сфера. Но и здесь, как ни странно, следует ввести анонимные средства электронных платежей, и тогда государство будет пополнять бюджет и с криминальных финансовых операций. Лишение криминального мира наличных средств расчета ни в коей мере не прекратит криминальную деятельность. Поэтому вполне допустимо дать возможность любому гражданину совершать платежи анонимно, не только не принимая во внимание его потенциально криминальные намерения, а просто в силу защиты его личных данных. Например, если он не желает афишировать покупку виагры или алкоголя. Такие анонимные средства платежей уже существуют в виде специальных карточек. Если государству не будет необходимости выколачивать налоги с населения, то не нужно следить за тем, кто, как и сколько тратит свои деньги.

 

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ ОФШОРНЫХ КАПИТАЛОВ

Возвращение офшорных капиталов приведет к значительному подъему экономики.

По данным министерства торговли США, на которые ссылается агентство Bloomberg, по итогам 2018 г. корпорации вернули в США $664,9 млрд Это существенно выше показателей 2017 г., когда были возвращены средства в размере $155,1 млрд

Тем не менее, Дональд Трамп заявлял о том, что компании «в ближайшее время вернут более $4 трлн» благодаря снижению налогов, принятых его администрацией в 2017 г. В своем выступлении на встрече с главами компаний в августе 2018 г. он заявлял о возвращении в “$4–5 трлн” в США.

Можно себе представить, сколько в действительности находится средств в офшорах…

 

УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ГАРАНТИРОВАННЫЙ БАЗОВЫЙ ДОХОД

Мы все изучали на уроках истории в школе главы о «разрушителях машин», так называемых луддитах. Это участники стихийных протестов первой четверти XIX века против внедрения машин в ходе промышленной революции в Англии. С точки зрения луддитов, машины вытесняли из производства людей, что приводило к технологической безработице. Часто протест выражался в погромах и разрушении машин и оборудования.

Теперь процесс вытеснения людей с их рабочих мест принимает грандиозные масштабы. Введение использования автоматических пассажирских и грузовых машин приведет к тому, что без работы окажутся многие тысячи водителей. Введение эффективного Интернет образования заменит тысячи учителей, автоматические кассиры уже заменяют людей. Этот процесс идет почти во всех сферах человеческой деятельности. Особенно он обширен и незаметен на производстве, где уже целые заводы переходят на автоматический режим.

Массовая потеря рабочих мест может привести к социальным потрясениям.

Поэтому государство по-прежнему игнорирует  процесс автоматизации и создает подчас никому не нужные рабочие места, чтобы улучшить отчетность и сократить безработицу. При этом напрасно расходуются средства из налогов. Чтобы создать рабочее место, нужно гораздо больше денег, чем просто выплачивать рабочему пособие в размере его зарплаты.

Но придет момент, когда процесс автоматизации станет настолько мощным, что уже ничто не сможет заткнуть дыры. Массовая безработица неизбежна. Поэтому, как это ни странно, вместо того, чтобы идти в ногу с прогрессом, этот замечательный процесс тормозится созданием искусственных никому не нужных рабочих мест.

Процесс замены людей на роботов и компьютеры, создание искусственного интеллекта тормозится еще и тем, что люди консервативны. Рабочие говорят, а чем мы будем заниматься, если у нас не будет работы? А общество поддакивает им: «Не сопьются ли?». Работодатели не доверяют машинам и продолжают предпочитать нанимать людей. Покупатели в магазинах тоже охотнее общаются с живыми продавцами, чем с автоматическими кассовыми аппаратами. Это связано и с несовершенством последних.

Но если людям предоставить безусловный (гарантированный) базовый доход, то определенная часть из них откажется от низкооплачиваемых скучных работ и тем самым создаст дефицит на рынке труда, а это, в свою очередь, подтолкнет процесс роботизации.

Людям же можно предложить заняться саморазвитием и волонтерством. А тем, кому не хватает базового дохода, – продолжать работать в сферах, где роботизация пока невозможна.

Кроме того, резкое введение универсального дохода может привести к коллапсу рынка труда, даже если многие утверждают, что все равно продолжат  работать. Экономика еще не готова к такому, и поэтому вводить базовый доход нужно постепенно, в виде ежегодно возрастающих доплат к существующему доходу.

Безусловный (гарантированный) базовый доход[13] (безусловный основной доход БОД) — социальная концепция, предполагающая регулярную выплату определённой суммы денег каждому члену общества со стороны государства. Выплаты производятся всем жителям, вне зависимости от уровня дохода и без необходимости выполнения работы.

Эксперимент по введению безусловного базового дохода с 1 января 2017 года до 2019 года проходил в Финляндии, проведение подобного эксперимента имело место в Канаде и во многих других странах.

Первый общеевропейский опрос в апреле 2016 года показал, что 64% жителей Евросоюза поддержали бы введение безусловного основного дохода. 35% осведомлены о БОД, 23% говорят, что полностью понимают суть и задачи этой программы, четверть слышали о ней, 17% ничего не знают о БОД. Следует особо подчеркнуть, что только 4% граждан после введения БОД откажутся работать. Наиболее убедительными преимуществами БОД люди считают то, что такие социальные выплаты «уменьшают тревогу о базовых финансовых потребностях» (40%)[14] и помогают обеспечить людям равные возможности (31%)[15].

Введение безусловного базового дохода способно обеспечить достойный уровень жизни, освободить время для творчества и образования, преодолеть последствия массовой потери рабочих мест из-за развития робототехники и стать альтернативой системе государственного социального обеспечения[16].

В настоящий момент в разных странах политиками, экономистами и социологами обсуждается возможность различных моделей гарантированного минимума.

Сюзанне Вист, например, предлагает автоматическое ежемесячное увеличение банковского счёта каждого гражданина Германии на 1500 (тысячу пятьсот) евро — для каждого взрослого и на 1000 (тысячу) евро — для каждого ребёнка[17].

Профессор Венского университета экономики Франц Хёрманн[de] (Franz Hörmann) считает необходимым безусловный доход также в форме минимального набора товаров и услуг[18].

 

Базовый доход явит миру реальную демократическую свободу, право на достойную жизнь, право на свободу от рабского труда, решит проблему бедности и проблему технологической безработицы. Уменьшит проблему экономического неравенства. Снизит уровень преступности. Снизит затраты на здравоохранение, потому что у людей станет больше возможностей следить за своим здоровьем. Многие работы, увы, не способствуют здоровому образу жизни, а некоторые и напрямую вредят здоровью.

Базовый доход снизит затраты на администрирование социальных программ, так как не требует проверки на соответствие критериям предоставления помощи. Это гораздо более простая и более прозрачная система социального обеспечения, чем та, которая существует сегодня в социальных государствах   во всем мире. Вместо того, чтобы иметь многочисленные программы социального обеспечения, будет просто универсальный безусловный доход.  Оценка требуемых средств или аналогичные административные мероприятия позволили бы сэкономить деньги на социальном обеспечении, которые могли бы быть направлены на выделение грантов. Сеть базовых доходов (BIEN) описывает одно из преимуществ базового дохода как более низкую совокупную стоимость, чем текущие расходы на социальные пособия[19].

Такой доход позволит людям заниматься тем, чем они хотят, а не тем, что требует рынок.

Базовый доход способен сократить бедность или даже искоренить нищету. Способность базового дохода ликвидировать нищету является бесспорной, поскольку по определению верно, что безусловный доход, установленный выше черты бедности, устранит бедность. Это несколько противоречиво, является ли этот уровень базовых доходов устойчивым. Но базовый доход можно индексировать ежемесячно в соответствии с определенными индикаторами, такими, как потребительская корзина.

Базовый доход потенциально способствуют экономическому росту: люди могут принять решение инвестировать в себя, чтобы зарабатывать больше, получать интересные и хорошо оплачиваемые рабочие места, что, в свою очередь, может спровоцировать рост.

Безусловный базовый доход освобождает людей, содержащихся на бесплатном социальном обеспечении, от патерналистского надзора политики условного социального обеспечения, которая снижает мотивацию людей активно и открыто зарабатывать деньги из страха, что они лишатся социальных льгот и пособий.

Основной доход необходим для защиты от произвола власти, чтобы иметь возможность сказать «нет».   Дело в том, что если какая-либо другая группа людей контролирует ресурсы, необходимые для выживания, у человека нет разумного выбора, кроме как делать то, что требует группа, контролирующая ресурсы. До создания правительств и арендодателей люди имели прямой доступ к ресурсам, необходимым для выживания. Но сегодня ресурсы, необходимые для производства продуктов питания, жилья и одежды, приватизированы таким образом, что некоторые получили долю, а другие нет.   С этой точки зрения базовый основной доход ослабляет связь выживания с ограничением плюрализма, обеспечивает экономическую свободу, которая в сочетании с политической свободой, свободой вероисповедания и личной свободой устанавливает статус каждого человека как свободного индивида [20].

Какие же существуют аргументы против введения базового дохода? Критика концепции безусловного основного дохода базируется на экономических и правовых аргументах.

Считается, что система потребует больших расходов. Это так. Если объем всех финансовых операций определить сложно, то рассчитать, сколько требуется денег для базового дохода, достаточно просто. Нужно умножить население страны на годовой базовый доход.

Например, для Канады эта цифра вычисляется следующим образом. Население составляет 37 миллионов. Если взять за базисный доход сумму в $2000 в месяц, то в год потребуется 24000 долларов на каждого жителя страны

Перемножаем 37 миллионов на 24 тысячи и получаем 888 миллиардов. В настоящее время федеральный бюджет Канады вместе с бюджетами провинций составляют примерно такую же сумму.[21]

Следовательно, если удвоить бюджет вдвое, можно будет выплачивать каждому жителю страны по 2000 долларов в месяц. Где взять эти деньги? Проблему решает универсальный налог на движение денег. То есть, если он составит 1 процент, то необходимо, чтобы через финансовую систему Канады проходило 170 триллионов долларов в год. Сколько в действительности проходит через финансовые системы страны, сосчитать достаточно трудно. Но если учесть, что одни и те же деньги в системе обращаются многократно, вполне можно предположить, что эта сумма составляет не меньше 170 триллионов. Впрочем, точно вычислять эту сумму не нужно. Достаточно ввести гибкий налог и регулировать его в зависимости от собранной суммы.

Главное – принцип. Даже если мы ошибаемся в 10 раз (что очень маловероятно), и налог придется взымать в размере 10 процентов, все равно положительный эффект от такой реформы будет огромный.

И, наконец, еще один аргумент против. Чем же люди будут заниматься, если им давать достаточно денег просто так? Не приведет ли это к деградации человека? Наркомании? Зависимости от компьютерных игр? Этот наивный вопрос стоял еще во времена Маркса. Если сократить рабочий день с 16 до 12 часов, то не будут ли в освободившееся время люди напиваться? Будут. Если не развивать пропаганду творческого подхода к жизни, не обеспечивать людей позитивными альтернативами к рабскому труду.

Также существует опасность, что универсальный доход, увеличив потребление, приведет к еще большему истощению ресурсов. Эта проблема решается в следующей главе.

 

 

АЛЬТЕРНАТИВА ОБЩЕСТВУ ПОТРЕБЛЕНИЯ

Дело в том, что для развития экономики совершенно не важно, как вы тратите деньги. Главное, чтобы вы их тратили. Деньги – это кровь в кровеносной системе общества, а кровь должна двигаться, как в живом организме. Иначе – смерть.

Именно поэтому общество потребления постоянно увеличивает наши потребности, предлагая все новые товары и услуги, заставляя выбрасывать почти новые вещи, заменяя их на другие. Лишь бы было движение денег.

Но дело в том, что деньги могут быть потрачены на вещи, не уменьшающие наши природные ресурсы и не стимулирующие систему бессмысленного потребления. Речь идет о приобретении знаний с помощью обучающих програм, занятия искусством, литературой, помощью ближнему через благотворительность. Весь смысл в том, чтобы люди не прятали деньги по банковским счетам, потому что если нет движения денег, то и универсальный налог на финансовые операции собрать невозможно.

Таким образом, появилась концепция с неудачным названием, но очень хорошим смыслом.

Антирост (фр. décroissance; англ. degrowth) — социально-экономическая концепция, утверждающая необходимость сокращения размеров экономики для обеспечения общественного благосостояния в долгосрочной перспективе. В отличие от спада в ориентированной на рост экономике, антирост подразумевает целенаправленную экономическую и социальную трансформацию[22] с целью максимизации уровня счастья и благополучия за счёт того, что время, освобождающееся при сокращении личного потребления и эффективной организации общественного труда, посвящается искусствам, музыке, семье, культуре и сообществу. Понятие антироста было сформулировано в 1970-х годах после публикации доклада Римского клуба «Пределы роста» и выхода в свет работы Николаса Джорджеску-Регена «Закон энтропии и экономический процесс». В качестве альтернативного варианта перевода термина на русский язык предлагается «дерост»[23].

Антирост подвергает критике фиксацию современного мира    на потреблении. Потребительство, как правило, становится возможным за счёт неравенства, ведёт к экологической деградации, а также не обеспечивает осмысленную и счастливую жизнь. Время, освобождающееся при сокращении личного потребления и эффективной организации базового дохода, можно посвятить искусствам, музыке, семье, культуре и обществу.

Но при этом вовсе не обязательно сокращать объем экономики. Просто следует перенаправить ее от вещественного потребления, вредящего экологии, на потребление духовных ценностей.

 

Как улучшить благосостояние общества, отменив обычные налоги и введя базовый доход для всех

Итак, эта книга продемонстрировала, что мир изменился. Неслыханный прогресс наблюдается в том, как мы пользуемся связью и автоматизацией. Незаметно для нас многие индустрии и производства отказываются от людской рабочей силы и переходят на частичную или даже полную роботизацию. Однако налогообложение и обеспечение благостояния населения остались чуть ли не на уровне двухсотлетней давности.

Принцип сбора налогов с компаний и индивидов порочен потому, что предполагает возможность уклонения от налогов, более того, истинные масштабы укрывания налогов неизвестны и могут быть на порядок больше, чем оценки налоговых органов. Взымание налогов несправедливо и неравномерно. Система эта высоко авантюристична и малоуправляема и, по сути, напоминает грабеж на большой дороге. Кто попался – тот держись. Остальные могут вздохнуть спокойно…

Высокие налоги реально мешают развитию бизнеса и жизни индивидов, ведут к обнищанию среднего класса, а значит и препятствуют развитию общества, для которого эти налоги собираются. Иногда налоговые органы просто разрушают бизнесы и компании!

Как уже отмечалось, винить нужно не сбои в системе, а саму систему, которая предполагает возможность сбоев.

В наше время появилась возможность изменить эту систему, поскольку значительная часть финансовых операций совершается в электронной форме, что позволяет автоматически облагать налогом не компании и индивидов, а само движение денег.

Объем финансовых операций во много раз превышает все другие экономические показатели страны, поскольку в финансовой системе одни и те же деньги переходят из рук в руки много раз. Если каждый раз при их движении отчислять незначительный процент в бюджет страны, то этим можно заменить все налоги, гарантировать немедленное пополнение бюджета, упразднить малоэффективные дорогостоящие налоговые органы и, главное, практически освободить население от высоких налогов, которые в настоящее время ложатся непосильным бременем в основном на средний класс.

Такая реформа также позволит заменить систему социального и пенсионного обеспечения на универсальный базовый доход, выплачиваемый из бюджета всему населению страны. И это не фантазии, а абсолютная необходимость. Компьютеризация, роботизация и автоматизация уже приводят к исчезновению множества рабочих мест. Если базовый доход для всех не будет введен, это чревато либо безумными тратами на создание ненужных рабочих мест, либо высокой безработицей, которая приведет к социальным потрясениям.

Именно налог на общую массу финансовых операций позволит безболезненно для всех удвоить государственный бюджет,  не только освободить людей от высоких налогов, но и значительно улучшить их благосостояние и уверенность в завтрашнем дне, а следовательно, предотвратит социальные катастрофы.

Это так просто и чрезвычайно выгодно всем, что невозможно поверить, чтобы такое решение встретило сопротивление. Безусловно, экономика будущего будет строиться на таких подходах к налогообложению и социальному обеспечению.

 

Реформы, описанные в этой книге, могут стать бесполезными, если по-прежнему государство будет растрачивать бюджетные средства на бессмысленные проекты, иногда выгодные кому-то из заинтересованных лиц, а иногда просто осуществляющиеся для каких-то политических целей.

Прямая демократия, основанная на частых электронных референдумах, принятие законов и бюджетов на основе прямых электронных голосований, вплоть до упразднения парламентов в том виде, в котором они существуют сегодня,  должна предотвращать бесмысленные потраты, выделение помощи воющим государствам и прочие бессмыслицы и прямые обманы избирателей, которыми полнится современная политика.

Если не поставить государство под реальный контроль его жителей, то никакие реформы не приведут к улучшению жизни, и в конце концов будут снова извращены до неузнаваемости и превращены в новую удавку для населения.

[1] Сергей Минаев, «Из истории налоготворчества». Журнал “Коммерсантъ Власть” №24 от 25.06.2007, стр. 61

[2] Rethinking Taxation: The Automated Payment Transaction (APT) tax By Edgar L. Feige, professor-emeritus of economics at the University of Wisconsin (Madison)

[3] Keynes, J.M. (1936). The General Theory of Employment, Interest and Money, Harcourt Brace, New York, NY.

[4] Tobin, James (July 1978). “A proposal for international monetary reform”. Eastern Economic Journal. 4 (3–4): 153–159.

[5] Summers,, Lawrence; Summers, V. P. (1989). “When Financial Markets Work Too Well : A Cautious Case For A Securities Transactions Tax”. Journal of Financial Services Research. 3 (2–3)

[6] Криптовалю́та — разновидность цифровой валюты, создание и контроль за которой базируются на криптографических методах. Как правило, учёт криптовалют децентрализирован.  Термин закрепился после публикации статьи o системе Биткойн «Crypto currency» (Криптографическая валюта), опубликованной в 2011 году в журнале Forbes.

[7] Borensztein, E. The Costs of Sovereign Default: Theory and Reality. VOXLACEA (Nov 10, 2010).

[8] Reinhart, Carmen M. This time is different: Eight Centuries of Financial Folly (p. 54ff) / Carmen M. Reinhart, Kenneth S. Rogoff. — Princeton University Press, 2009. — ISBN 0-691-14216-5.

[9] Internal Revenue Service – Treasury.gov

[10] Яроцкий В. Г. Налоги // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

[11] Каримова Ф.Р. «Налоговые проблемы и пути их решения» Экономические Науки №46-3, 25.05.2016

[12]  «Canada misses out on nearly $50 billion in tax each year.»  Toronto Star. Mon., Feb. 13, 2017

[13] Анатолий Бурчаков. «Добро пожаловать в посттрудовую экономику». vc.ru (21 марта 2016). Дата обращения 16 января 2018.

[14] Chohan, Usman W. Universal Basic Income: A Review (англ.) // Social Science Research Network (SSRN). — 2017. — 4 August. — DOI:10.2139/ssrn.3013634.

[15] Nico Jaspers. What do Europeans think about basic income? (англ.). BIEN (April 2016). Дата обращения 16 января 2018.

[16] Алиса Орлова. Деятельная утопия. Коммерсантъ (15 февраля 2017). Дата обращения 16 января 2018.

[17] GrundeinkommenImBundestag.blogspot.com // Блог госпожи С. Вист (на немецком языке)

[18] Daniela Rom. “Banken erfinden Geld aus Luft” (нем.). derStandard.at (13. Oktober 2010).

[19] Guy, Standing. How Cash Transfers Promote the Case for Basic Income (англ.) // Basic Income Studies. — 2008. — 11 July (vol. 3, iss. 1). — ISSN 1932-0183.

[20] Philippe Van Parijs. A Basic Income for All (англ.). Boston Review (October 2000).

[21] Annual Financial Report of the Government of Canada Fiscal Year 2017–2018

[22] Demaria, F., F. Schneider, F. Sekulova and J. Martinez-Alier (2013) ‘What is degrowth? From an activist slogan to a social movement  .’, Environmental Values, 22(2): 191-215.

[23] Пятая Международная Конференция по теме Дероста за экологическую устойчивость и социальную справедливость.